20:47 

навеяло

Почем-Соль
Мне страшно, — ведь душа проходит, как молодость и как любовь.





Рафаэль Альберти


СТАТУЯ


Ты была так прекрасна,
что не могла говорить.
Висенте Уидобро

Забытая всеми,
я живу на этой дороге,
на этой просеке одинокой,
где тополя и березы.
Одинокая лесная статуя.
Вокруг меня араукарии,
сосны, синие кедры,
эвкалипты, кипарисы, густые кусты...
Затерянное украшение этого леса,
на краю этой просеки
я умираю от одиночества,
высокая, крепкая, с поднятой к небу рукой,
на которой - о боль! - не хватает ладони и пальцев.
В другой руке поднимаю корзину с плодами --
с вишнями, персиками, сливами, яблоками;
мох и плесень придают им
влажный цвет подводного царства.
Рядом с моим пьедесталом
среди репейника и шипов растут безымянные травы
и прелестные дуги недавно родившейся пальмы.
Я нетвердо знаю, кто я такая.
Кто-то сказал, что я Помона, богиня плодов и садов.
Мало кто на меня смотрит. Почти все проходят,
не подозревая о моем существовании, и тем не менее
я прекрасна: большая девушка,
высокая грудь встречает ветер,
длинная туника раскрыта,
и крепкие бедра выпуклы
среди скромных и гармоничных складок.
Я хотела бы говорить, я хотела бы
хоть один только раз, когда осень приходит,
оторвать ноги от пьедестала, который меня возвышает,
пройтись по лесу, слушая музыку,
которую поют сухие листья под шагами.
Я хотела бы говорить, петь, ходить хоть немного...
Но - молчанье! Слышны шаги... Кто-то
останавливается передо мной.
Пристально глядит на меня.
Я чувствую дрожь - даже в тех пальцах, которых у меня нет.
- Что за красавица,
одна, в этом укромном месте,
и никто на нее не смотрит!
Я бы отнес ее в мой сад. Как прекрасно
сияла бы она этой весною
под большими тополями и темными кипарисами
на крове из моих цветов! --
Больше он ничего не сказал. Ночь
скоро наполнит кубок деревьев.
Что у меня на глазах?
Наверно, роса... Нет, это слезы.
В первый раз похвалили мою красоту,
и я чувствую себя счастливой
в этом ненужном затерянном одиночестве.
Бежать, бежать, шагать наудачу,
искать его лицо этой же ночью,
этой же самой ослепительной ночью!
Я могу ускользнуть? Никто не сторожит меня.
Мои стопы отрываются от камня.
Я прыгаю на дорогу... Медленно иду вперед...
Позади остается пустой пьедестал...
Я не знаю, куда иду... Темнота... пахнет акацией...
С моей обломанной руки
свисает ветка жимолости... Проволока
и острый репейник цепляются за складки моей туники...
Горящие глаза коров следят за мною...
Я иду, словно меня подгоняет счастливый воздух,
словно он слепо несет меня в сад моих желаний.
Что за деревья загораются для меня в темноте?
Фосфоресцируют тополя, пламенеют кипарисы,
все цветы зажигают свои огоньки.
Пьедестал из белейших цветов ожидает меня.
В саду нет никого. Дом заперт.
Я выпрямляюсь во весь рост на белых цветах.
Мое сердце дрожит вместе с солнцем зари.
Когда откроется дверь...
Ах, я так прекрасна, что даже не могу говорить!


URL
Комментарии
2011-08-22 в 23:07 

Arthur, darling
в слове «dreams» всегда звучит твоё тёплое имя. [c]
ты писала?

2011-08-22 в 23:15 

Почем-Соль
Мне страшно, — ведь душа проходит, как молодость и как любовь.
нет, это Рафаэль Альберти) надо его имя почетче сделать. я до такого еще не....)))

URL
2011-08-22 в 23:26 

Arthur, darling
в слове «dreams» всегда звучит твоё тёплое имя. [c]
а. урр. красивое стихотворение

2011-08-22 в 23:39 

Почем-Соль
Мне страшно, — ведь душа проходит, как молодость и как любовь.
это его сценические стихи, вот тут еще есть:
www.classic-book.ru/lib/sb/book/282/page/3
там много хорошего!

URL
2011-08-22 в 23:55 

Arthur, darling
в слове «dreams» всегда звучит твоё тёплое имя. [c]
спасибо)

   

сиротливый запад

главная